Смерть за миф. Как ВИЧ-диссиденты зарабатывают на вере больных

Содержание

Почему в XXI веке стоит перестать бояться диагноза ВИЧ

С тех пор, как в 1983 году ученые открыли вирус иммунодефицита человека, прошло почти 40 лет. Сегодня диагноз “ВИЧ-инфекция” не приговор, а благодаря открытию высокоактивной антиретровирусной терапии само заболевание перешло в разряд контролируемых.

Однако страхи и предрассудки, связанные с ВИЧ и его терминальной стадией – СПИДом, живы и сейчас. Причина – в нехватке знаний. Именно это приводит к тому, что люди, получившие положительный тест, воспринимают диагноз трагически, а общество стигматизирует ВИЧ-инфицированных. В материале ТАСС – об истории возникновения вируса, поиске лекарств и опасных мифах.

Наука и технологии против ВИЧ: пять основных трендов

Фото: Narendra Shrestha / EPA / ТАСС

Согласно данным ФБУН Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, ВИЧ-инфекция вышла за пределы уязвимых групп населения и активно распространяется в общей популяции. Большинство пациентов, впервые выявленных в первом полугодии 2021 года, инфицировались при гетеросексуальных контактах (67,3%). Количество инфицированных при половых контактах ежегодно увеличивается. В первом полугодии 2021-го зарегистрировано три случая подозрения на инфицирование ВИЧ, связанное с оказанием медицинской помощи, и один случай инфицирования ВИЧ ребенка при оказании медицинской помощи за пределами России.

7 мифов о ВИЧ, в которые мы верим совершенно зря

ВИЧ/СПИД – самая смертельная пандемия последних лет: он убил в два раза больше людей, чем погибло в Первую мировую. Но последние 30 лет медицинских исследований оказались довольно результативными: при антиретровирусной терапии (АРВТ) шансы развития СПИДа очень низки, и можно прожить весьма долгую и плодотворную жизнь.

Увы, АРВТ доступна не всем.

В Западной и Центральной Африке 5 млн. ВИЧ+ человек, т.е. 75% инфицированных, практически не получают антиретровирусную терапию и обречены на растянутую во времени мучительную смерть. В гораздо худшей ситуации оказались 73 тыс. детей, 90% инфицированных, т.к. у них вообще нет доступа к АРВТ.

Смерть за миф. Как ВИЧ-диссиденты зарабатывают на вере больных

Маленькому Матвею за его четырёхлетнюю жизнь слишком часто было больно. И он даже не успел узнать, от чего он умирает. О причине постоянно говорили его маме Софье — но она ничего не делала.

Во время беременности Софья (тогда ей было 30 лет, сейчас 35) сдала стандартный анализ и узнала, что у неё есть ВИЧ. Считается, что если ВИЧ-положительная мама принимает необходимые препараты, риск заразить ребёнка вирусом, пока он находится в утробе, приближается к нулю.

Но Софья начиталась и наслушалась так называемых ВИЧ-диссидентов. Они говорили, что ВИЧ — это миф, он придуман, чтобы фармкомпании наживались на необразованных людях. Поэтому Софья принимать лекарства отказывалась.

До неё удалось донести лишь то, что если она, не принимая лекарств, родит ВИЧ-положительного ребёнка, его заберут в детский дом, потому что с юридической точки зрения это неисполнение родительских обязанностей. И на седьмом месяце беременности Софья начала всё-таки пить таблетки.

Когда мальчик родился, первые шесть недель ему давали лекарства для профилактики. Но потом мама решила, что с ребёнком всё в порядке, и отказалась от препаратов.

В результате у Матвея развился СПИД с тяжёлыми осложнениями. Была в том числе ВИЧ-энцефалопатия (поражение нервной системы). В два года он не сидел, не ходил, с трудом двигал ручками и ножками. Софья считала, что её все обманывают и что плохо ребёнку как раз от токсичных лекарств, которые он получал в первые недели жизни.

Фото: © vk.com/ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети

Софья много рассказывала о здоровье Матвея в соцсетях (на её записях и комментариях врача в профильной группе и основана эта история). Во-первых, она сама стала убеждённой ВИЧ-диссиденткой и пыталась на примере своего сына доказать, что ВИЧ не существует. Во-вторых, она собирала в Интернете деньги на "лечение" — она свозила сына в Евпаторию на дельфинотерапию.

Матвей умер в 2015 году, не дожив двух месяцев до своего четвёртого дня рождения. А в 2016 году, по информации из группы ВИЧ-диссидентов, умер младший сын Софьи — Егор. У него тоже был ВИЧ. Малышу не было и года. Но о нём Софья так подробно не писала, потому что против неё возбудили уголовное дело — о причинении смерти по неосторожности. Процесс пока не завершён.

Три таблетки вместо 40. Как за четверть века изменилось лечение людей с ВИЧ

Еще в начале нулевых далеко не все пациенты с ВИЧ могли рассчитывать на терапию. Сегодня она бесплатна и доступна каждому россиянину, узнавшему о своем диагнозе

— Я помню времена, в начале 2000-х годов, когда люди выходили на площадь и сами приковывали себя цепями, когда таскали за собой гробы по улицам, чтобы привлечь внимание к проблеме: у этих людей был ВИЧ, но не было лекарства. Помню времена, когда специальные этические комиссии, так называемые тройки, решали, кому в первую очередь дать терапию (а значит, и шанс на жизнь). Сегодня в это сложно даже поверить, но так было, — о своем диагнозе Игорь Пчелин узнал еще в 1997 году и стал одним из первых в стране, кто открыл свой статус и начал принимать антиретровирусную терапию.

Сегодня он возглавляет фонд «Шаги», который помогает людям, живущим с ВИЧ. И он абсолютно уверен, что те давние отчаянные перформансы людей не прошли даром, что активисты внесли свой вклад в то, чтобы сегодня у всех людей с ВИЧ в России было бесплатное, гарантированное и эффективное лечение, чтобы сегодня от ВИЧ не умирали и рождались здоровые дети.

Игорь Пчелин узнал о своем диагнозе еще в 1997 году и стал одним из первых, кто открыл свой статус и начал принимать антиретровирусную терапию

Фото: Игорь Пчелин / Facebook.com

О том, как менялось лечение ВИЧ-инфекции с 90-х годов до наших дней, Е1.RU рассказала заведующая клиническим отделением Областного центра СПИДа Светлана Волкова.

Светлана Волкова уже больше 20 лет лечит пациентов с ВИЧ

Фото: Артем Устюжанин / E1.RU

История одного вируса

О страшном вирусе, пришедшем от обезьян, активно заговорили в 80-е годы прошлого века. Предполагается, что он появился в Конго еще в 60-х, а потом перекинулся с африканского континента в Америку и пошел по свету. В начале 80-х, когда стало известно о первых заболевших, никто не понимал, что происходит с людьми и как их лечить.

В 1981 году вышла первая научная статья, описывающая СПИД, а в 1983-м ученые из двух стран – из Института Пастера во Франции и Национального института рака в США – независимо друг от друга открыли вирус иммунодефицита человека, вызывающий синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД). Уже в 1985 году появился первый лицензированный тест на ВИЧ. Советские люди узнали о СПИДе одними из последних: первый случай заболевания зарегистрирован в СССР в 1986 году.

Вирус стремительно распространялся по планете: уже к 1991 году его диагностировали у десяти миллионов, а к началу XXI века СПИД унес жизни 21,8 миллиона человек.

Ученые установили, что ВИЧ – ретровирус, который поражает клетки иммунной системы и делает организм уязвимым для внешних агентов, атакующих иммунитет. Иммунодефицит, развивающийся в результате заражения ВИЧ-инфекцией, приводит к повышенному риску возникновения у человека ряда заболеваний, которым здоровая иммунная система может противостоять. ВИЧ-инфицированные заболевают туберкулезом в сто раз чаще здоровых людей. Кроме того, у них чаще развиваются онкология и оппортунистические инфекции – заболевания, вызванные условно-патогенными вирусами, бактериями или простейшими. К таким, например, относятся герпес, кандидоз и вирус папилломы человека.

На протяжении многих лет информация о смертельной опасности заболевания вызывала панику и порождала мифы. В то же время очевидная опасность болезни заставила ученых всего мира сплотиться и начать поиски эффективной терапии.

Сегодня, когда с ВИЧ-инфекцией в мире живет более 38 миллионов человек, такая терапия существует и доступна во многих странах. Речь об антиретровирусной терапии (АРВТ). И, хотя препарат для полного излечения от вируса еще не изобрели, благодаря современным лекарствам заболевание перешло в разряд полностью контролируемых. ВИЧ-положительный человек, принимая назначенные врачом препараты, живет обычной жизнью.

2. ВИЧ в основном передается между людьми, практикующими однополые контакты

Ложь.

Может, это правда для западных стран, но не для всего мира. На самом деле, сейчас «лицо» ВИЧ – молодая девушка. В Тропической Африке, где живет более 800 млн. человек, 59% ВИЧ+ людей – женщины. В ЮАР для девушек возраста 15-19 лет риск заразиться в 8 раз выше, чем для молодых парней.

Это правда, что риск непропорционально высок для секс-работников, людей, которые употребляют инъекционные наркотики, или гомосексуальных мужчин. Поэтому ООН планирует направить львиную долю своих усилий по борьбе с ВИЧ/СПИД именно на группы высокого риска. И, тем не менее, в Западной и Центральной Африке рождается 45% от общего количества инфицированных детей только потому, что их матери не получали лечение.

Мошенники с риторикой ВИЧ-диссидентов

Ещё одна трагедия произошла в марте этого года: 32-летняя Ирина из Краснодара скончалась от ВИЧ-инфекции. Казалось, ничего не предвещало беды: Ирина была жизнерадосткой симпатичной блондинкой, у которой вся жизнь впереди. Но в 2013 году её ошарашили диагнозом – ВИЧ. Как положено, Ирина встала на учёт в СПИД-центр и принимала необходимые препараты.

Но со своим ВИЧ-статусом Ирина смириться не могла, поэтому стала искать альтернативные методы лечения. Увидела на улице объявление о 100% излечении от ВИЧ-инфекции и решила позвонить. "Целительница" Зема заверила девушку, что поможет ей с помощью особых обрядов. При этом она убедила Ирину, что лечение антиретровирусными препаратами — очень вредно и безрезультатно. И вообще, все врачи мошенники, а ВИЧ легко и просто лечится народными средствами.

В первый раз Зема и Ирина встретились на могиле матери Ирины – "целительница" провела там обряд с заговором и посыпанием землей. За это потом попросила 15 тыс. рублей. Затем провела консультацию, за которую тоже попросила деньги. Ирина расплатилась новеньким "айфоном".

Каждая последующая консультация стоила 5 тысяч. Ирина уже полностью отказалась от антиретровирусной терапии. Чтобы закрепить успех, за 3 тысячи Зема предоставила Ирине справку о том, что ВИЧ Ирине больше не угрожает. Справка была на бланке местной поликлиники, даже с печатями, но с очень неразборчивыми надписями. Ирина в чудо-излечение поверила.

— Получив справку о том, что у меня нет ВИЧ-инфекции, я была очень рада выздоровлению. Думала, что больше незаразна половым путем, поверила в исцеление и перестала принимать назначенные врачами лекарства, сдавать анализы в СПИД-центре и ходить к врачам. При этом долгое время чувствовала себя неплохо, — приводят слова погибшей в группе "ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети".

Доверие Ирины оказалось роковым – без лечения она умерла. Вскрытие показало, что причиной стала ВИЧ-инфекция и её осложнения.

Эволюция от 20 до 3 таблеток в день

— Лечить ВИЧ-инфекцию в России стали с начала 90-х годов, и подход в лечении за эти годы поменялся существенно.

За последние 30 лет терапия для лечения ВИЧ-инфекции менялась стремительно. В начинали лечить препаратом от онкологии, так как заметили его противовирусный эффект. При этом лечение было не очень эффективным, люди умирали, в том числе и из-за того, что терапия назначалась преимущественно на поздних стадиях, на стадии СПИДа. Поэтому и приклеилось клеймо «чума XX века».

Эволюция терапии: как это было тогда и как сейчас

Инфографика: Филипп Сапегин

В дальнейшем стали разрабатываться другие классы препаратов, появился термин «высокоактивная антиретровирусная терапия», то есть это комбинация из трех-четырех препаратов. Тогда пациентам несколько раз в день приходилось принимать сразу горсть таблеток трех-четырех видов.

Я в системе оказания помощи больным ВИЧ-инфекцией с 2000 года. Когда я пришла, было еще мало препаратов, и в день человек пил от 20 до 40 таблеток, пациенты переносили терапию тяжело. Прием большого количества лекарств негативно влиял на работу желудка и кишечника, развивалась липодистрофия, то есть истончался подкожно-жировой слой, пациент визуально менялся, и люди часто прекращали лечение.

Тогда же были рекомендации начинать лечение только при количестве иммунных клеток меньше 200, когда иммунитет у человека серьезно снижен, и так было во всем мире (при этом норма — 800–1200 клеток. — Прим. ред.).

В те годы среди ВИЧ-инфицированных было много наркопотребителей, это проблемная группа в части приверженности лечению, контролировать эту группу было невозможно, но мы понимали, что их необходимо лечить, так как они активные источники распространения ВИЧ. Тем не менее в условиях ограниченного количества препаратов был главный приоритет — это беременные пациентки с ВИЧ.

Терапия стала по-настоящему доступной после 2006 года, когда началась реализация национального проекта «Здоровье» по профилактике и лечению ВИЧ-инфекции. Препараты стали закупаться централизованно за счет государственных средств. Исчезли ограничения для назначения, изменилась концепция лечения, оно начиналось, если у человека было менее 350 иммунных клеток.

А с 2018 года появилась рекомендация ВОЗ начинать лечение сразу после постановки диагноза, и сегодня Россия активно поддерживает эту позицию. Доказано, что продолжительность и качество жизни напрямую зависят от своевременности выявления и начала лечения: если рано начинаем лечить, то со стопроцентной гарантией можно ожидать хорошего эффекта от терапии, можно быть уверенным, что человек будет жить долго и полноценной жизнью.

Продолжительность и качество жизни напрямую зависят от своевременности выявления и начала лечения. Человек может жить полноценной жизнью — как и те, у кого нет ВИЧ

Фото: Артем Устюжанин / E1.RU

3. Если у вас ВИЧ, вы не сможете родить здорового ребенка

Ложь.

Получая правильно подобранную антиретровирусную терапию, у беременной женщины с положительным ВИЧ-статусом шанс передать вирус ребенку менее 2%. И это прекрасная новость: благодаря АРВТ количество детей, которые рождаются с положительным статусом, с 2000 года снизилось на 60%. Более того, в прошлом году Куба стала первой страной, в которой полностью прекратилась передача вируса от матери ребенку.

Конечно, на это влияет доступность АРВ терапии. В Западной и Центральной Африке ее получают всего 39% беременных, и именно поэтому здесь высочайшее количество новорожденных с положительным статусом. Хотя в Западной и Центральной Африке насчитывается 17,9% от общего числа людей, живущих с ВИЧ во всем мире, при этом на данный регион приходится около половины новорожденных детей с ВИЧ.

Но передача вируса этим детям могла быть предотвращена. Хуже того, 90% ВИЧ+ детей этого региона вообще не имеет доступа к терапии. Без лечения треть детей не доживет даже до своего первого дня рождения, половина – не переживет второй год, и только один из пяти отметит пятилетие.

2 тысячи рублей за консультацию

Идейными вдохновителями ВИЧ-диссидентства руководит не только глупость. Утверждая, что фармбизнес наживается на больных, они сами получают выгоду.

52-летний Вячеслав Боровских — директор центра медико-социальной реабилитации "Подвижник". Центр расположен в Свердловский области и специализируется в основном на лечении наркотической и алкогольной зависимости.

Фото: © youtube/Christianity

— Вируса иммунодефицита человека не существует в природе, — говорит Боровских в своей лекции на YouTube. — Это выдумка. <. > Дело в том, что с конца ХХ века развитые индустриальные страны и различные институты социальных исследований пришли к выводу, что существует угроза перенаселения земного шара.

Дальше Боровских объясняет теорию мирового заговора: ВИЧ придумали как искусственную угрозу, с которой нужно бороться. Заговорщики задумали с помощью лекарств от ВИЧ "не только регулировать количество человеческой популяции, но и делать бизнес".

По словам Боровских, иммунитет у людей, которым поставили диагноз ВИЧ, снижается вовсе не из-за вируса, а из-за плохой экологии, консервантов, содержащихся в пище, и депрессии (а от последней как раз можно вылечиться в его центре).

Корреспондент Лайфа позвонила по телефону, указанному на сайте центра, и попробовала записаться на приём. Тема консультации была обозначена сразу — ВИЧ. Девушка с приятным голосом (очевидно, помощница Боровских) объяснила, что он принимает в Екатеринбурге и очень редко бывает в Москве — но это не проблема. Можно задать вопрос на сайте или пообщаться с Вячеславом по скайпу.

— А сколько стоит консультация?

— Очная консультация или консультация по скайпу стоит 2 тысячи рублей,— ответила девушка. — Если хотите на сайте задать вопрос, то по желанию можете скинуть сумму, которую считаете нужной. На сайте есть реквизиты.

— Скажите, если я запишу на консультацию друга, Вячеслав поможет ему понять, что тема СПИДа — это раздутая чепуха? Что не стоит беспокоиться и бежать на лечение, если обнаружили ВИЧ?

— Да, конечно! — ответила помощница.

Сказать сколько приносят такие консультации сложно, так как последние годы центр свою бухгалтерскую отчётность не публикует.

Зато на сайте центра есть рубрика "Как нам помочь". "Подвижник" остро нуждается в новых современных жилых и производственных помещениях, — сказано там. — Новое здание нужно построить! <. > На проектно-сметные работы, закупку стройматериалов и строительные работы необходимо не менее 50 миллионов рублей. Мы обращаемся ко всем физическим и юридическим лицам, способным отозваться на чужие страдания и боль. "

Какие препараты есть сейчас

Современные препараты не обладают такими побочными эффектами, как было прежде, и они комбинированные — в одной таблетке три-четыре лекарственные позиции. Теперь уже думают о размере таблетки, она должна быть маленькой, удобной. Кроме того, сейчас появляются пролонгированные формы, инъекция делается раз в месяц или раз в три месяца, также разрабатываются препараты с пролонгацией до полугода, это определенная свобода для пациентов, конечно. На сегодняшний день концепция настолько поменялась, что просто выявил и лечи. Считается, что чем раньше человек начнет лечение, тем лучше удастся контролировать болезнь.

4. Презервативы – единственный способ не передать ВИЧ своему партнеру

Ложь.

Конечно, презерватив – очень эффективный способ предохранения. Но он не единственный.

Исследования доказывают, что правильно подобранная терапия снижает риск передачи вируса на 96%, если один из партнеров в паре имеет позитивный статус. Более того, есть новые лекарства, которые защищают также и партнера с негативным статусом.

Реклама использования презервативов – мощное средство в борьбе с ВИЧ, но людям нужны разные способы для возможности выбора в зависимости от ситуации. Антиретровирусная терапия для широких масс – ключевой компонент контроля над пандемией ВИЧ/СПИД. Большой проблемой в Западной и Центральной Африке становится то, что менее одного человека из четырех нуждающихся имеют доступ к лекарствам. Если не предоставлять лекарства всем, кому они нужны, вне зависимости от места проживания, шансы взять пандемию под контроль исчезающе малы. Именно поэтому «Врачи без границ» призывают максимально сосредоточить усилия на странах с низким показателем доступности АРВТ.

Полное излечение – оплата в валюте

С позиции диссидента смотрит на ВИЧ и украинский врач иранского происхождения Гор Ширдел. Он активно выступает на телевидении и даже написал книгу "СПИД. Первая Мировая Афера".

На сайте его клиники кратко описана биография Гора Ширдела: в 1991 году он окончил Киевский медицинский институт, после проходил ординатуру в Санкт-Петербурге по специальности "мастер хирургии".

Фото: © youtube/Движение против аферы ВИЧ/СПИД

В 2000 году Ширдел открыл своё дело – частную клинику, где, судя по списку на сайте, лечат от неизлечимых (по мнению учёных и медиков) болезней: болезнь Альцгеймера, сахарный диабет, онкология и многое другое. Среди поддающихся лечению заболеваний есть и СПИД. Причём именно СПИД, а не ВИЧ-инфекция в целом: ведь синдром приобретённого иммунодефицита (СПИД) – это конечная стадия ВИЧ. "Мастер хирургии", возможно, несколько запутался в терминологии.

Гор Ширдел активно продвигает идею о том, что СПИД (опять же — не ВИЧ) – это "первая мировая афера". В создании мистификации он обвиняет Роберта Галло и Люка Монтанье (американский и французский вирусологи, изучавшие ВИЧ-инфекцию).

— СПИД не является вирусной инфекцией. Рождение теории вирусного генеза СПИДа является результатом умелой и хитрой привязки иммунодефицита человека, на то время еще неизвестного происхождения, к социальному табу гомосек­суализма – бесспорно, с целью финансовой выгоды, — пишет на сайте своей клиники Гор Ширдел.

Доктор удтверждает, что СПИДа не существует, но, как не пародоксально, предлагает инфицированным лечиться препаратами "по собственным научным разработкам". Как сказано на сайте, гарантируется полное излечение.

Корреспондет Лайфа позвонила в клинику Ширдела в Киев и узнала, сколько стоит такое чудесное исцеление.

– Немецкими препаратами 12700$ (850 тысяч рублей), вьетнамскими –8800$ (580 тысяч рублей), – сказала администратор клиники.

– От ВИЧ точно можно излечиться? Полностью?

– Ну, антиген останется, конечно. Но это как после гриппа, знаете? Так всё будет хорошо, чувствовать себя будете отлично.

В клинике может пройти лечение любой желающий.

В 2009 году в интервью одной из российских газет Ширдел удтверждал, что вылечил от СПИДа двоих пациентов. Найти о них информацию не удалось.

Как добиться мотивации на лечение у разных пациентов

Наступает момент, когда человеку кто-то должен объяснить, почему он эту таблетку должен пить всю оставшуюся жизнь, какие при этом бонусы есть. Если человек пьет лекарство, что он может иметь? Здоровых детей, например. Для кого-то это аргумент, для кого-то нет. Если человек пьет таблетки, он может не передавать вирус, это очень важно.

Для людей с некоторой степенью асоциальности это вряд ли аргумент. Поэтому здесь другие стимулы, например, что можно вылечить гепатит, поддерживать свое состояние здоровья на каком-то уровне. Для каждого пациента мы находим свои бонусы, чтобы он пил лекарства. Это специфика лечения, потому что пациенты разные — социально благополучные и неблагополучные, у них разный путь передачи и приобретения.

Потребитель инъекционных наркотиков тебя слушается, потому что ему плохо, ты ему дал таблетки — ему стало полегче. Вот тут мостик наладился, он будет пить таблетки.

У человека работающего, образованного, много читающего, знающего про препараты, всё по-другому. Например, он может бросить, потому что ему неприятно, что его тошнит от этой таблетки. Он может отказаться от лечения, потому что не хочет дискомфорта или потому что ему некогда. Он всё понимает, но не может вписать эту таблетку в свой график. Идеальной ситуации в лечении не существует.

Врач рассказал, что социально благополучного человека лечить сложнее, чем потребителя инъекционных наркотиков

5. Чем больше людей с ВИЧ в стране, тем больше смертность от СПИДа

Ложь.

Сейчас в ЮАР самое большое количество людей, живущих с ВИЧ (6,8 млн.), и каждый год СПИД уносит жизни 14 тысяч. Но в Нигерии умирает в два раза больше людей, хотя инфицировано в два раза меньше. И почему же? Это просто: нигерийцы получают гораздо меньше лекарств, чем жители Южной Африки (на терапии 22% против 45% в ЮАР).

Аналогично, в Гвинее официальная смертность от болезней, связанных со СПИДом, составила 3 800 случаев в 2014 году – примерно столько же, как и в Свазиленде (3 500 случаев). Но в Свазиленде в два раза больше инфицированных ВИЧ людей – 210 тыс. по сравнению с 120 тыс. в Гвинее. Это самый высокий показатель заболеваемости в мире – 27,7%.

Если коротко, то чем ниже в стране показатель доступности АРВТ, тем больше смертей от болезней, связанных с ВИЧ/СПИД.

Витаминный доход

60-летний Матиас Рат (родился и получил образование в Германии) — один из самых преуспевающих бизнесменов, которые зарабатывают на отрицании ВИЧ. На сайте его организации (Dr. Rath Health Foundation) опубликован "призыв к народам и правительствам стран мира" (переведён в том числе на русский язык). В нём говорится, что на эпидемии ВИЧ "был создан многомиллиардный рынок для бизнеса фармацевтических капиталовложений". В интересах "фармацевтического картеля" — чтобы люди продолжали болеть. При этом он, доктор Рат, предлагает "эффективное, безопасное и доступное решение проблемы эпидемии СПИДа" — свои витамины.

Скрин © СПИД.ЦЕНТР

Как аргумент приводятся даже данные научного эксперимента. "В 2005 году в общественной лечебной программе участвовали ВИЧ-положительные жители Кейптауна (ЮАР. — Прим. Лайфа)", — сказано на сайте. — Они принимали витамины — и в результате симптомы СПИДа у них стали исчезать.

Только потом, в 2008 году, суд Кейптауна запретил Рату продолжать эксперимент и рекламировать свои витамины как средство от ВИЧ — но об этом доктор на своём сайте не сообщает.

Но до суда Рату везло: власти ЮАР во главе с тогдашним президентом Табо Мбеки разделяли идею ВИЧ-диссидентства. В стране бушевала эпидемия, в год умирали десятки тысяч ВИЧ-инфицированных граждан, а власти отказывались даже принимать деньги на покупку лекарств от Глобального фонда борьбы со СПИДом.

— Этот человек убивает людей, убеждая их принимать лечение, польза которого не доказана, — так говорил Эрик Гомер, возглавлявший в ЮАР организацию "Врачи без границ".

В тех странах, где правительство не заставишь отказаться от нормальных лекарств, помогающих ВИЧ-инфицированным, Матиас Рат продаёт витамины, не связывая это с ВИЧ-тематикой. Сейчас можно купить десятки разных витаминов от доктора Рата по цене $30—60 за баночку.

В России в 2008 году было зарегистрировано ООО "Программы здоровья д-ра Рата". Совладельцы компании — сам Матиас Рат и Михаил Косенков. Бухгалтерскую отчётность компания не публиковала. В 2010 году фирма была ликвидирована.

6. Чем меньше в стране ВИЧ+ людей, тем проще бороться с заболеванием

Ложь.

Логично было бы предположить, что гораздо проще организовать лечение в Демократической Республике Конго (ДРК), где «всего» 1,2% населения имеют ВИЧ+ статус, чем в Малави, где инфицированы 10% жителей. В конце концов, у обоих стран практически одинаковые показатели ВВП на душу населения или индекса человеческого развития. Но Малави обеспечивает терапию половине заболевших, а ДРК – менее, чем четверти.

Где логика? Этому есть несколько объяснений. На примере Конго, если ВИЧ не обсуждается в обществе, медиа или в политических кругах, он теряется среди многих других приоритетов и инициатив по здравоохранению. Непонятно, почему международное сообщество постоянно игнорирует страны с низким уровнем заболеваемости, например, Западную и Центральную Африку.

Сбор пожертвований

Скрин © L!FE

39-летний Алексей Старостенко в 2012 году создал благотворительный фонд "Выздоровление".

"Изучая геополитическую составляющую и законы государства РФ в сфере так называемой борьбы с вирусом ВИЧ . мы обнаружили множество тщательно скрываемых деталей, которые подтверждают преступный умысел организаторов ВИЧ-геноцида", — так он описывает результаты своей работы (цитата с сайта фонда).

Отвечая на вопрос корреспондента Лайфа о том, скольких людей он убедил не лечиться от ВИЧ, Старостенко предположил, что, возможно, их тысячи.

Чтобы фонд мог дальше бороться с "ВИЧ-геноцидом", нужны деньги.

— Нам приносят пожертвования люди, которые поняли, что их обманывают, — рассказал Старостенко корреспонденту Лайфа. — И детей, у которых тяжёлые болезни.

Также Старостенко собирает пожертвования в соцсети "ВКонтакте". 27 июля он в своём посте написал, что удалось собрать 9,2 тысячи рублей.

Скрин © L!FE

Сколько в реальности ему "жертвуют" благодарные клиенты — неизвестно. Своей бухгалтерской отчётности фонд не раскрывает.

Старостенко даже не скрывает, что он специалист по разводу людей на деньги. Раньше у него был бизнес, построенный на СМС. Человеку на мобильный приходила СМС с предложением получить картинку или мелодию за деньги. Старостенко считает своих бывших клиентов дураками, которые переплатили за дешёвые картинки.

— Типа отправь СМС, если ты не лох, — объяснил Старостенко подход к клиентам. — В общем, развод такой.

Сейчас Старостенко разводит людей на более крупные суммы. "Консультация о том, как обмануть агентство недвижимости — 500 рублей", — сказано на сайте его фирмы "Контент+" (он единственный владелец и директор).

Основная деятельность фирмы — предоставление займов на покупку квартиры. Информацию о выручке компания не раскрывает.

Старостенко — делец широкого профиля. На своей странице в сети "ВКонтакте" он разместил такое предложение: "Избавлю от кредитов, налогов и штрафов. Легально. Отсрочка от службы в ВС РФ — бессрочно!"

Сам Старостенко, по его словам, не инфицирован, но вирус есть у его жены.

7. Только богатые стабильные страны могут позволить себе дорогое пожизненное лечение

Ложь.

Казалось бы, это логично. Даже богатые страны имеют трудности с лечением растущего количества людей с хроническими заболеваниями: диабетом, ожирением… А теперь представьте себе ситуацию в Малави, где необходимо обеспечивать ежедневной терапией 10% взрослого населения, и учтите, что там в 6 раз меньше сотрудников системы охраны здоровья, чем рекомендовано ВОЗ.

На самом деле, самого заметного прогресса в борьбе с ВИЧ/СПИД достигли страны с ограниченным ресурсами. Фактически, единственное, что повлияло на увеличение продолжительности жизни в ЮАР – передача стране АРВТ в 2000-х.

«Врачи без границ» за последние годы накопили опыт предоставления ВИЧ-помощи в зонах военных конфликтов, например, в Йемене или Центрально-Африканской республике, чтобы население не страдало одновременно от войны и от невозможности получить лечение. Организацией прилагаются максимальные усилия для поддержки ВИЧ+ людей, даже в самых сложных и нестабильных регионах. Если в стране не хватает ресурсов или идет война, это не значит, что людям, живущим с ВИЧ+ статусом, не будет передана АРВТ.

Для нас всех важно не забывать самых нуждающихся жертв ВИЧ. Поэтому организация «Врачи без границ» призывает международных доноров, правительства и агентства ООН максимально быстро разработать и внедрить план предоставления АРВТ странам, где терапия доступна менее чем одной трети населения, особенно в Западной и Центральной Африке.

Основа предвыборной кампании

Герман Авдюшин — кандидат в депутаты Госдумы от "Единой России". Он участвовал в праймериз в Свердловской области и занял четвёртое место. Он возглавляет "Всероссийское родительское собрание" и говорит, что ВИЧ-диссидентство — 1/5 деятельности организации. В эфире екатеринбургского канала ЕТВ он пытался доказать, что от ВИЧ не умирают. Как он сказал во время передачи, у него среднее техническое образование и такой уровень вполне позволяет понять, что ВИЧ — это миф.

Фото: © facebook.com/Герман Авдюшин

Врачей, которые лечат СПИД, Авдюшин называет террористами. Самого Авдюшина называют уральским Милоновым. По уровню одиозности — действительно похожи. А как одиозность помогает в парламентских делах, мы как раз видим на примере питерского депутата.

"Мы собрали рекламный бюджет"

Рядовые бойцы ВИЧ-диссидентства, конечно, вряд ли могут много на этом заработать. Но собрать какую-то сумму в виде пожертвований — проще простого.

Корреспондент Лайфа написала модераторам группы ВИЧ-диссидентов в сети "ВКонтакте" (название — "ВИЧ СПИД — величайшая мистификация XX века", 15,5 тысячи участников) и представилась их единомышленницей. Модераторы обрадовались появлению соратницы и пожаловались на правоохранительную систему РФ, которая мешает распространять правильные идеи.

Модераторы предупредили, что активисты должны быть готовы тратить на общее дело свои деньги.

— Чтобы стать активистом, нужно желание и креативное мышление, оргтехника, некоторая сумма личных денег, которые не жалко потратить на благое дело, — написала один из модераторов. — Можно ходить по поликлиникам и раскладывать листовки/буклеты, собственноручно отпечатанные (развешивать никто не даст), либо распространять где-либо.

Дмитрий Скирта называет себя создателем этой группы. Он рассказал в переписке с нашим корреспондентом, что деньги у группы есть (не уточнив сколько). Но пока непонятно, как их потратить.

— Да, мы собрали рекламный бюджет, и небольшая его часть до сих пор у меня есть. И если их с эффектом потратить, то уверен, можно будет собрать ещё. Я когда-то пытался сделать рекламу в ВК (социальная сеть "ВКонтакте". — Прим. Лайфа) официально, но администрация была против. Они за нашу группу, но реклама им тогда не нравилась.

В 2011 году Скирта анонсировал в группе сбор средств на "рекламные нужды". Объявление об этом можно найти до сих пор.

Пресс-служба "ВКонтакте" не ответила на запрос Лайфа о возможности блокировки групп ВИЧ-диссидентов. Пресс-секретарь социальной сети Евгений Красников сообщил лишь, что пока ответить на наш запрос нечего. Кстати, другие соцсети, в частности, "Одноклассники", моментальноблокируют группы ВИЧ-диссидентов, когда получают о них сообщения.

Портрет жертвы

По аналогии с фашистами и антифашистами ВИЧ-диссидентам противостоит движение разоблачителей ВИЧ-диссидентов. Эти люди следят за судьбами ВИЧ-инфицированных, отказавшихся от лекарств, и пытаются их образумить. Тем более когда родители отказываются лечить ВИЧ-положительного ребёнка.

Администратор группы, где отслеживаются такие истории ("ВИЧ/СПИД диссиденты и их дети" — группа в сети "ВКонтакте"), Кирилл Воробьёв так описал рядовых отрицателей ВИЧ:

— Их первичный интерес, скорее всего, — психологический комфорт после установки диагноза. Для кого-то это слава, чувство важности, реализация своих идей и желаний, сокрытие тёмных страниц своей жизни (напомню, ВИЧ передаётся половым путём, и он может легко раскрыть измену в браке).

Скриншот © L!FE

По словам руководителя программ фонда по борьбе со СПИДом "Шаги" Кирилла Барского, ещё одна причина, которая толкает людей в лагерь ВИЧ-диссидентства, — побочные эффекты от лекарств (в том числе некачественных).

— Им становится плохо, и они тупо бросают пить лекарство. В итоге они приходят к выводу, что терапия — зло и ВИЧ нет, — поясняет Барский.

Третья причина: ВИЧ-положительные боятся столкнуться с жёсткой дискриминацией.

— Люди боятся, что об их болезни станет всем известно, они отказываются идти в СПИД-центр и ищут альтернативу. Путь "ВИЧа нет" самый простой, но он приводит к смертям и распространению инфекции далее, — добавляет он.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий